Уроки коронавируса

money

Раньше мы думали, что 2020 запомнится нам Летними Олимпийскими играми, Чемпионатом Европы по футболу, распространением сотовой связи 5-ого поколения, стартом продаж игровых приставок PlayStation 5 и Xbox Series X. Но жизнь внесла свои коррективы — високосный 2020 стал годом пандемии коронавирусной инфекции COVID-19, сопутствующей ей очередной девальвации рубля и глобальной экономической рецессии.

Событие это по-своему уникально. Конечно, эпидемии случались и раньше. Испанский грипп сто лет назад унес, по разным оценкам, от 50 до 100 млн жизней (от 1% до 5% населения Земли). Эпидемия чумы в 14 в. имела гораздо более страшные последствия, выкосив от 30% до 60% населения Европы. Современникам той эпохи наши страхи перед коронавирусом (который, по текущим оценкам, в тяжелой форме проходит у 15% инфицированных, в критической — у 5%, и угрожает в основном пожилым и страдающим хроническими заболеваниями людям) вероятно покажутся признаком излишней мягкотелости и трусости.

Почему же подобным ажиотажем не сопровождались недавние эпидемии? Дело в том, что тогда масштабы распространения и летального исхода были куда меньше:

  • атипичная пневмония (2003) — 8096 заболевших, 774 умерших
  • птичий грипп (2003-2008) — 361 заболевших, 227 умерших
  • свиной грипп (2009) — около 220 тыс заболевших и 2 тыс умерших.

Что касается COVID-19, то согласно статистике на время написания данной статьи, число инфицированных достигает 660 тыс, выздоровевших — больше 140 тыс, умерших — больше 30 тыс. Увы, но эти цифры растут в геометрической прогрессии, удваиваясь в среднем каждую неделю.

Исходя из данных по закрытым случаям (больше 170 тыс человек) — 82% выздоровели, 18% умерли. Что конечно не означает 18% вероятности летального исхода — многие болели и продолжают болеть в легкой форме и возможно даже не подозревают об этом. Также надо понимать, что множество пожилых и/или страдающих хроническими болезнями людей раньше умирали из-за осложнений в ходе обычной простуды, которая переходила, например, в пневмонию — хотя в заключении о смерти про простуду ничего не писали. А про коронавирус пишут — во всяком случае СМИ.

Но если предположить, что ничем не ограниченное распространение коронавирусной эпидемии охватит четверть населения Земли (почти 2 млрд человек), как «испанка» сто лет, а среди пожилых (старше 65 лет) людей (1/10, т.е. почти 200 млн человек) от неё умрут 10%, то счет жертв коронавируса пойдет на миллионы. Для сравнения, от респираторных заболеваний, вызванных сезонным гриппом, умирает до 650 тыс человек.

Как же себя следует вести в подобных условиях? Вопрос непростой и ответ на него скорее зависит от нашей системы ценностей. Всю историю своего существования человечество проходило через естественный отбор, в котором выживали и оставляли потомство только те, кто имел врожденный или приобретенный, после болезни, иммунитет. Спасая слабых и больных, мы нарушаем естественный ход жизни и передаем своим потомкам множество всевозможных недугов. Но поступать иначе уже не можем — за последние столетия и десятилетия наше общество стало гораздо более гуманным и щепетильным по отношению к человеческой жизни.

Оправдана ли, с учетом нашей высокой оценки всякой человеческой жизни, всеобщая изоляция? Этот вопрос пожалуй даже сложнее предыдущего. Беда в том, что начавшаяся в условиях нынешнего карантина экономическая рецессия приводит к огромным убыткам. В одних только США на финансовую помощь бизнесу и гражданам решили выделить $2 триллиона (ВВП США в 2019 — $21.4 трлн). Если предположить, что убытки мировой экономики являются соразмерной величиной, то мировое здравоохранение возможно недополучит десятки миллиардов долларов. Что неизбежно повлечет дополнительный рост смертности (масштабы которого я оценивать не берусь).

Очевидно одно — нынешняя эпидемия не последняя. Поэтому либо мировая экономика будет впадать в рецессию с каждой такой заразой, либо научится справляться с ней максимально безболезненно. Но как?

В случае с коронавирусом, как пожалуй и любой другой пандемией, главным средством её сдерживания является сведение к минимуму физического контакта между людьми.

В первую очередь это касается удаленной работы — которой до недавнего времени брезговало абсолютное большинство компаний, хотя технологические предпосылки для неё давно существуют. Между тем, работая на дому, сотни миллионов офисных работников экономили бы кучу времени себе, топлива с электроэнергией — экономике, расходов на аренду — бизнесу. Работа на дому разгрузит транспорт, улучшит экологию и конечно же сократит число инфекционных заболеваний, ДТП и т.д. Хочется верить, что пандемия COVID-19 содействует переводу на домашний режим хотя бы части заинтересованных в этом офисных работников.

Другой источник распространения инфекции — современные супермаркеты и гипермаркеты, с их очередями в кассы. Запущенный в конце 2016 проект магазина без кассиров и продавцов, Amazon Go — замечательный пример предотвращения излишнего физического контакта между людьми. А можно вообще не ходить в магазины и заказывать еду на дом — этот сервис за последние годы стал очень популярным даже в России. Было бы полезно наладить аналогичный сервис в отношении продовольственных и бытовых продуктов — в том числе дронами. В среднесрочной перспективе, через несколько десятков лет, роль курьеров, доставляющих на дом более габаритные грузы, возможно возьмут на себя четвероногие, двуногие и колесные роботы.

В свою очередь беспилотные автомобили предотвратят физический контакт пассажиров с водителем и сократят стоимость поездки на такси, сделав его более доступным видом транспорта. Как уже рассказывал Gadgets-News, в качестве будущих робо-такси свои автомобили позиционирует Tesla — владельцы смогут использовать их в таком качестве в свободное от собственных поездок время.

Не являются исключениями и остальные сферы деятельности — их роботизация станет для любой эпидемии сдерживающим фактором.

Другой важной технологией, актуальность которой подтвердила эпидемия коронавируса — распределенные вычисления. Крупнейшим проектом такого рода является Folding@Home, запущенный в 2000 году учёными из Стэнфордского университета и занимающийся компьютерным моделированием сворачивания белка. Недавно он переключился на поиск вакцины от COVID-19 и достиг производительности в 1.5 экзафлопс. Это соответствует будущему суперкомпьютеру Frontier (2021) и немногим меньше суммарной производительности всех суперкомпьютеров из TOP500 (1.65 экзафлопс). На сегодня в проекте участвуют 79.5 тыс видеокарт AMD, 356 тыс видеокарт Nvidia и 594 тыс процессоров. Возможно в будущем все вычислительные ресурсы человечества, от смартфонов до суперкомпьютеров, станут подобием единого организма, по мере необходимости переключающегося на решение важнейших, для текущего момента, задач.

Следующая технология вряд ли понравится большинству граждан, но в условиях опасной эпидемии она просто необходима — повсеместная видеосъемка с распознаванием лиц. Это позволит выявлять и наказывать нарушителей карантина — предотвращая, таким образом, расползание болезни. И даже если в случае с коронавирусом такие меры кому-то могут показаться чрезмерными, всегда следует помнить о возможности появления в будущем еще более заразных и опасных болезней.

Но пожалуй самой главной технологией должна стать глобальная система мониторинга здоровья населения Земли — начиная с нынешних тепловизоров, обнаруживающих людей с высокой температурой, и заканчивая будущими биолабораториями на дому, тестирующими содержимое наших (или скорее наших правнуков) умывальников, ванн и унитазов на предмет наличия в них опасных вирусов и бактерий. Последнее позволит своевременно обнаруживать и купировать источники распространения потенциальной эпидемии.

И конечно же способность человечества справляться с глобальными угрозами будет зависеть от степени ответственности граждан и готовности государств преодолевать взаимные разногласия.


Источник

C A R A M E L
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ